top of page
  • I

Отчет по зарегистрированным кейсам насилия и дискриминации транслюдей в Казахстане за 2023 год



English version of the text below.


За 2023 год трансгендерной инициативой ALMA-TQ было зарегистрировано 59 случаев нарушения прав, дискриминации и насилия, причиной которых стала именно гендерная идентичность человека. По сравнению с прошлым годом эта цифра увеличилась почти в два раза - 29 кейсов было за 2022 год.


Количество задокументированных кейсов возросло, в том числе потому, что появился дополнительный выход на группу трансгендерных секс-работниц. Также важно отметить, что и информирование среди сообщества о важности документирования и фиксации нарушения прав транс людей  повлияло на увеличение зафиксированных случаев. Но все же сложностью остается большая проблема того, что трансгендерные люди не видят защиты со стороны государства, законодательство не работает, а дальнейшее обращение в полицию может привести к еще более печальным последствиям. В связи с этим люди не всегда готовы рассказать, а тем более полноценно задокументировать случай, так как понимают, что это не поможет им здесь и сейчас.


По количеству обратившихся, большинство хотят поскорее забыть о случившимся инциденте. Многие отмечают, в задокументированных кейсах на вопрос о том приняли ли вы меры по защите или были ли обращения в полицию - это бесполезно. 

“Я не обращалась в полицию так как считаю это бесполезным” - К. трансгендерная девушка Алматы. 

“Я не буду обращаться так как это может мне еще больше навредить” - трансгендерная секс-работница, Астана. 


Высокий уровень стигмы и дискриминации со стороны полиции подтверждается также и большим количеством нарушений, которые были совершены сотрудниками  правоохранительных органов, а именно, 16 случаев превышения должностных полномочий и дискриминации, связанных с предубеждениями и предвзятостью по причине стигмы в отношении транслюдей. Один из кейсов сейчас является стратегическим, так как пострадавшая трансдевушка нашла в себе силы обратиться с заявлением на сотрудников полиции, которые находясь при исполнении применяли к ней психологическое и эмоциональное насилие, оскорбляли, унижали. Девушка была пострадавшей от нападения гопников, вызвала полицию, в итоге ее же и сделали виновной, а нападавших отпустили. Девушка прошла все национальные инстанции, которые ей отказали, встав на сторону полиции.  Сейчас, при поддержке нашей инициативы, она готовит дело в комитет ООН по правам человека. Это первое дело в комитете, поданное трансгендерной девушкой против Казахстана. 


Также было 4 случая шантажа, где сотрудники полиции грозили раскрыть гендерную идентичность транслюдей перед арендодателями квартир или родными, близкими человека, откровенно требуя денежные средства. 

“Я первый раз дала 50 тысяч, потому что понимала что квартиру со своими документами я не найду, меня хлопнули в самый неудачный момент, я была после нападения и состояние было не очень хорошим, решила не провоцировать еще” - Я. трансгендерная девушка, секс-работница, Алматы. 

…один из сотрудников просмотрел весь мой телефон, нашел мои обнаженные фотографии и сказал что если я не буду сотрудничать он их отправит моим родителям” - трансгендерная девушка, Алматы. 


Множество нарушений со стороны полиции произошли в отношении трансгендерных секс-работниц. Помимо этого, девушки, задержанные полицией, зачастую говорят о списках ЛГБТ+ и именно  транслюдей, которые ведут в полиции, куда вносят личные данные задержанных. Об этом также свидетельствует недавний случай. В конце 2023 года, полицейский из г. Астана звонил по меньшей мере 6 трансгендерным секс-работницам, для того чтобы узнать у них информацию о том, не пропадала ли их знакомая трансгендерная девушка. По словам всех девушке которым звонил полицейский он говорил о том, что вблизи Астаны было найдено почти разложившееся тело “мужского пола” одетого в женскую одежду и нижнее белье. На вопрос двух девушек откуда у него их номер телефона, полицейский ответил, что взял их из списка транс секс-работниц, который якобы есть у полиции, в котором на каждую есть данные. В том, что это был полицейский сомнений почти нет, так как номер с которого звонили был тот же, что и звонил другим. А также номер был проверен по приложению определения номера “Номбастер” и вышло более 50 подписей этого номера как номер полицейского, опер, и другие вариации. 


Также невозможно не отметить грубейшее нарушение законодательства Казахстана, задержания трансгендерных секс-работниц  в основном происходят в квартирах, полиция звонит по номерам с сайтов знакомств или размещения обьявлений, обманом представляется получателями услуг или знакомятся. После того как полицейские оказываются квартире, они вызывают наряд полиции. Также, безосновательно полиция забирает девушек в полицейский участок, выписывает штраф за приставание в на улице/общественных местах, несмотря на то, что задержание происходит в квартире, и полиция сама приходит. В Казахастане секс-работа не криминализирована, но полиция постоянно говорит обратное, тем самым намеренно вводя в заблуждение девушек. 


“У меня около 6 штрафов за приставание на улице, они у меня все  в егове висят, часть уже оплатила, смешно же когда они их выписывают, но хоть минималка, а то у некоторых  и больше на месте просят” - Т. трансгендерная секс-работница, Алматы. 

“Как обычно они пришли под видом клентов, сначала зашел один, потом вызвал еще двоих. Стал мне говорить, что я нарушаю закон за то, что нелегально предоставляю услуги по проституции” - Ж. трансгендерная девушка, секс-работница, Караганда.


Также нападения происходят от трансфобных людей и получателей секс-услуг, за год было зафиксировано 5 случаев физического насилия в отношении трансженщин секс-работниц их клиентами, которые остались безнаказанными, так как ни одна пострадавшая не обратилась в полицию, чтобы защитить себя.

“Если я скажу, что он был клиентом или он скажет что я проститутка, меня менты будут потом постоянно преследовать” - Я. трансгендерная девушка секс-работница, Астана. 


Зафиксировано 3 разбойных нападения на трансженщин секс-работниц с целью наживы и грабежа.  Но таких случаев гораздо больше, некоторые пострадавшие не захотели зафиксировать такие случаи документально.  Пострадавшие стойко убеждены, что в их случаях и положении обращение в правоохранительные органы может еще больше усугубить ситуацию, принести больше проблем со стороны полиции.


Дискриминация в медицинских учреждениях столь же распространенная практика. Нами было зафиксированного 6 случаев, когда трансгендерным людям отказывали в гендерно-аффирмативных процедурах и операциях, задавали личные вопросы, оскорбляли, просили раздеваться там, где это не требовалось, только из любопытства самого медицинского специалиста. 

“...по телефону мне сказали что делают те операции которые мне нужны, но когда я пришла и рассказала хирургу про свою идентичность, он начал выгонять меня, агрессивно оскорблял и сказал что таким как я делать не будет нечего”. М, трансгендерная девушка, Алматы. 


Везде куда бы не обратился трансгендерный человек, при раскрытии своей идентичности, он может столкнутся с трансфобией. Например мы задокументировали  еще 4 случая дискриминации в государственных учреждениях таких как ЦОНы и  военкоматы.  Транслюди сталкиваются с отказами или требованиями доказывать свою идентичность не гуманными способами. Один трансчеловек был уволен с работы из-за своего каминг-аута как трансчеловека. 


Также 4 случая физического, вербального и эмоционального насилия  в коммерческих организациях, где по причине трансфобии сотрудники заведений избивали транслюдей, отказывали в услугах или демонстрировали пренебрежительное  отношение.

Особенно часто такие случаи насилия происходят в ночных заведениях, клубах, когда охрана вместо защиты, становиться агрессором. “Я часто ходила в этот клуб, но один из клиентов узнал меня, и рассказал об этом в заведении, конечно там быстро все узнали про меня. В итоге при очередном моем визите охранники меня не пустили, оскорбляли и очень жестко вытолкали применяя насилие” - Э. трасгенерная девушка, Астана. 


Близкие и родные люди также подвержены негативному восприятию своих трансгендерных близких. Мы зафиксировали 2 случая насилия в семье, когда трансгендерные люди подвергались физическому и эмоциональному насилию от родных, 2 случая физического насилия от соседей, и 1 случай травли соседями не только трансчеловека, но и его семьи. 2 зафиксированных случая шантажа партнерами транслюдей и 1 случай физического насилия. 


Также было зафиксировано 2 случая нападения на транслюдей в общественных местах, когда люди преследовали и избивали транслюдей. У одного трансчеловека были проблемы со въездом в другую страну и психологическое давление из-за проблем с документами. Один случай травли трансженщины с ВИЧ работниками НПО, из-за ее открытости и рассказа о ее опыте насилия со стороны медицинских работников публично. 


Совершенно чудовищный случай когда трансдевушка ехала в автобусе на встречу, где до ее внешнего вида стали придираться два других пассажира. Сначала это  было словесное оскорбление, затем они начали физически толкать девушку. Девушке пришлось срочно покинуть автобус, но обидчики пошли за ней. Уже на улице они стали вести себя еще более агрессивно, оскорбляли ее, она начала от них убегать, они побежали за ней, в процессе избивали, девушку поймали перед кафе, начали наносить удары, она еле вырвалась и скрылась в кафе в туалете. Через минут 20 нападавшие ушли. Девушку спасли друзья. И в этом случае, даже имея записи с камер и свидетелей, девушка отказалась подавать заявление в полицию, объяснив это тем, что полиция все равно ничего не сделает, а только привнесет в ее жизнь больше проблем и психологического давления, личных вопросов. 


В 2023 году две трансгендерные девушки совершили суицид, причины доподлинно не известны, есть только предположения и информация друзей и знакомых. По словам подруг одной из покойных, девушка постоянно подвергалась травле и насилию, не могла полноценно жить в безопасности будучи транс человеком, родные не принимали ее. Стало ли это причиной мы утверждать не можем, но однозначно жизнь в условиях постоянного риска и небезопасности влияет на эмоциональное состояние. 


Все  данные были собраны силами самого сообщества, так как государство не ведет никакой официальной статистики в отношении транслюдей по нарушению  прав и насилия, которое происходит повсеместно. Увеличения случаев говорит о том, что положительных изменений пока не происходит. Учитывая что в Казахстанском законодательстве нигде не упоминается гендерная идентичность как признак по которому может совершаться насилие и дискриминация, уровень неприятия и трансфобии растет. Особо отмечается стигма со стороны полиции, которая практически не оставляет возможности транслюдям получить защиту. Для того чтобы попытаться отстоять свои права и защитить себя, придется приложить немало усилий, чтобы побороться с системой которая исключает транслюдей. 


Это данные только за один 2023 год, но судя по ним, необходимо как можно скорее включить гендерную идентичность как защищаемый признак, разработать и внедрить антидискриминационное законодательство, которое бы охватывало все сферы и гарантировала защиту трансгендерным людям, особенно в  трудовой, социальной  и медицинской сферах. Обязать полицию тщательно проводить расследования в отношении транслюдей, прокурорскому надзору усиленно проверять жалобы и правонарушения совершенные полицейскими и ужесточать наказание за дискриминацию и насилие с использованием служебного положения. Изменить процедуру юридического признания гендера, так как это прямой путь к снижению стигмы и раскрытию идентичности людей. Ведь именно документы, а именно их несоответствие гендерному самовыражению являются видимыми причинами непреодолимых барьеров для трансгендерных людей. 


Case report 2023


In 2023 transgender initiative ALMA-TQ registered 59 cases of rights violation, discrimination and violence caused specifically by a person’s gender identity. Compared to the previous year this number has increased twice - 29 cases in 2022.


The number of documented cases increased partly because additional access to a group of transgender sex workers has appeared. Also, it is important to note that increased awareness within the community about the importance of documenting and reporting violations of transgender people's rights has contributed to the increase in recorded cases. However, there is still a difficulty and a huge problem that transgender people don’t see any protection from the state, the legislation does not work and further contact with the police can lead to even more dire consequences. In this regard, people are not always ready to tell, much less fully document, a case, because they understand that this will not help them here and now. Most of the applicants want to forget about the incident as soon as possible. 


Many note that in the documented cases, when asked whether any protective measures were taken or if they had contacted the police, it is regarded as futile. 

“I didn’t contact the police because I think it is futile” - K. transgender woman from Almaty.

“I won’t contact (the police) because it can hurt me even more” - transgender sex worker from Astana.


High levels of stigma and discrimination from the police is also confirmed by a large number of violations committed by law enforcement officers, namely 16 cases of abuse of power and discrimination related to prejudice and bias due to stigma against trans people. One of the cases now is strategic, since the victim trans woman found the strength to file a complaint against police officers who, while on duty, used psychological and emotional violence against her, insulted and humiliated her. The woman was the victim of an attack by gopniks, called the police, and in the end, she was found guilty and the attackers were released. The girl went through all the national authorities, which rejected her, siding with the police. Now, with the support of our initiative, she is preparing a case for the UN Human Rights Committee. This is the first case in the committee submitted by a transgender woman against Kazakhstan. 


There were also 4 cases of blackmail, where police officers threatened to reveal the gender identity of trans people to apartment landlords or relatives and friends of the person, openly demanding money.

“The first time I gave 50 thousand because I understood that I wouldn’t find an apartment with my documents, I was caught at the worst possible moment, I was after an attack and my condition was not very good, I decided not to provoke more” - Y. transgender woman, sex worker, Almaty.

“... one of the officers went through my entire phone, found nude photos of me and told me that if I didn't cooperate, he would send them to my parents.” - transgender woman, Almaty.


Many police violations have occurred against transgender sex workers. In addition, girls detained by the police often talk about the lists of LGBT+ and specifically trans people made by the police, where the personal data of the detainees is entered. This is also evidenced by a recent incident. At the end of 2023, a police officer in Astana called at least 6 transgender sex workers to ask them if a transgender girl they knew was missing. According to all the girls who were phoned by the policeman, he said that near Astana, an almost decomposed body of a “male” dressed in women’s clothing and underwear was found. When the two girls asked where he got their phone numbers, the policeman replied that he got them from a list of trans sex workers that the police allegedly have, in which they have data for each of them. There is almost no doubt that it was a policeman since the number from which they called was the same as that called to others. Also, the number was checked using the number identification application “Numbuster” and more than 50 signatures of this number came out as a police number, opera, and other variations. 


It is also impossible not to note the gross violation of the legislation of Kazakhstan, detentions of transgender sex workers mainly take place in apartments, the police call numbers from dating sites or advertisements, deceitfully present themselves as recipients of services or to get acquainted. Once the police find themselves in the apartment, they call the police. Also, without any reason, the police take the girls to the police station and issue a fine for harassment in the street/public places, even though the detention takes place in the apartment, and the police themselves come. In Kazakhstan, sex work is not criminalized, but the police constantly say the opposite, thereby deliberately misleading women.


“I have around 6 fines for harassment in the street, they are all hanging in Egov, some I have paid, it’s funny when they write them, at least the minimum because sometimes they ask more on the spot” - T. transgender woman sex worker, Almaty.

“As always they came presenting as clients, at first one of them entered, then he called two more. Started saying that I was violating the law by illegally providing prostitution services” - Zh. transgender woman, sex worker, Karagandy. 


Also, attacks occur from transphobic people and recipients of sex services; over the year, 5 cases of physical violence against trans women sex workers by their clients were recorded, which went unpunished, since not a single victim went to the police to protect themselves.

“If I tell that he was my client or he tells that I am a prostitute, police will constantly pursue me” - Y. transgender woman sex worker, Astana.

3 armed attacks on trans-women sex workers for profit and robbery were recorded. But there are many more such cases; some victims did not want to document such cases. The victims are firmly convinced that in their cases and situations, contacting law enforcement forces can further aggravate the situation and bring more problems from the police.


Discrimination in healthcare settings is an equally common practice. We have recorded 6 cases where transgender people were denied gender-affirming procedures and operations, were asked personal questions, insulted, and asked to undress where it was not required, only out of the curiosity of the medical specialist himself.

“On the phone, I was told that they do the operations that I needed, but when I came and told the surgeon about my identity, he started kicking me out, aggressively insulting me, and told me that people like me have nothing to do there” - M. transgender woman, Almaty.


Everywhere a transgender person goes when revealing his identity, he may encounter transphobia. For example, we documented 4 more cases of discrimination in government institutions such as public service centers and military registration and enlistment offices. Trans people face refusals or demands to prove their identity in inhumane ways. One trans person was fired from their job because they came out as trans. 


There were also 4 cases of physical, verbal and emotional violence in commercial organizations, where, due to transphobia, employees of establishments beat trans people, denied services, or showed a disdainful attitude.

Especially often such cases of violence occur in nightlife establishments and clubs, when security instead of protection becomes an aggressor.

“I went to this club often, but one of the clients recognised me and told about this to the establishment, of course, everyone quickly found out about me. In the end, the next time I visited the security didn’t let me in and very brutally kicked me out with violence” - E. transgender woman, Astana. 


Relatives and friends are also susceptible to negative perceptions of their transgender close people. We recorded 2 cases of domestic violence, when transgender people were subjected to physical and emotional violence from relatives, 2 cases of physical violence from neighbors, and 1 case of bullying by neighbors not only of a trans person but also of his family. 2 recorded cases of blackmail by partners of trans people and 1 case of physical violence. 


There were also 2 cases of attacks on trans people in public places when people chased and beat trans people. One trans person had problems entering another country and suffered psychological pressure due to problems with documents. One case of harassment of a trans woman with HIV+ by NGO workers because of her openness and talk about her experience of violence from medical workers publicly.

An absolutely monstrous case when a trans woman was riding on a bus to a meeting, where two other passengers began to find fault with her appearance. At first, it was verbal abuse, then they began to physically push the woman. The woman had to urgently leave the bus, but the offenders followed her. Already on the street, they began to behave even more aggressively, insulting her, she began to run away from them, they ran after her, beat her in the process, they caught the woman in front of the cafe, began to strike her, she barely escaped and hid in the cafe toilet. After about 20 minutes the attackers left. The woman was saved by her friends. In this case, even having recordings from cameras and witnesses, the girl refused to file a statement with the police, explaining that the police would not do anything anyway, but would only bring more problems, psychological pressure and personal questions.


In 2023, two transgender women committed suicide; the reasons are not known for sure, there are only assumptions and information from friends and acquaintances. According to friends of one of the deceased, the woman was constantly subjected to bullying and violence, could not fully live in safety as a trans person, and her family did not accept her. We cannot say whether this was the reason, but living in conditions of constant risk and insecurity definitely affects the emotional state.


All data was collected by the community itself since the state does not keep any official statistics regarding trans people on the violation of rights and violence that occurs everywhere. The increase in cases suggests that positive changes are not yet happening. Considering that the Kazakh legislation nowhere mentions gender identity as a sign on which violence and discrimination can be committed, the level of rejection and transphobia is growing. Particularly noted is the stigma from the police, which leaves virtually no opportunity for trans people to receive protection. In order to try to defend your rights and protect yourself, you will have to make a lot of effort to fight a system that excludes trans people.


This data is only for 2023, but judging by it, it is necessary to include gender identity as a protected characteristic as soon as possible, to develop and implement anti-discrimination legislation that would cover all areas and guarantee protection for transgender people, especially in the labor, social and medical spheres. Oblige the police to thoroughly conduct investigations against trans people, prosecutorial supervision to intensively check complaints and offenses committed by police officers, and toughen penalties for discrimination and violence through the use of official position. Change the procedures for legal gender recognition, as this is a direct path to reducing stigma and revealing people's identities. After all, it is documents, specifically their inconsistency with gender expression, that are the visible reasons for insurmountable barriers for transgender people.


64 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


Commenting has been turned off.
bottom of page